• vil.volovo@tularegion.org
  • 301570, Тульская область, п. Волово, ул. Ленина, д. 48 (3 этаж, каб.53)
  • 8 (48768) 2-10-898-950-907-35-64
 
Осада века: взятие Перемышля русской армией в 1915 году 22.03.2018 16:05:00

Осада века: взятие Перемышля русской армией в 1915 году

Первая мировая война стала эпохой заката долговременной фортификации. И в ряду осад твердынь 1914–1918 годов крупнейшей стала борьба за австро-венгерскую крепость Перемышль.
Эта цитадель была окружена поясом из 15 фортов на расстоянии от 4 до 10 километров от крепостного ядра. Междуфортовые промежутки защищались артиллерийскими батареями и опорными пунктами пехоты. Как специалисты Главного управления Генерального штаба выяснили ещё в предвоенные годы, крепость была модернизирована, став крепким орешком. Сложенные из кирпича укрепления были усилены, либо заменены бетоном. Сокрушение стен фортов потребовало бы использования тяжёлой артиллерии. При этом в самом Перемышле имелись броневые установки для гаубиц, арсенал крепости насчитывал сотни стволов.
Крепость представляла собой значимый плацдарм, контролирующий пути сообщения в тылу русской армии после Галицийской операции. Главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал Н. И. Иванов одной из главных задач назвал изоляцию Перемышля и занятие проходов через Карпаты. Его начальник штаба, выдающийся стратег генерал М. В. Алексеев, полагал, что войска не располагают достаточными для ведения осады средствами. Прежде всего, отсутствовала тяжёлая осадная артиллерия. Её можно было вывести из крепостей западного порубежья, что не раз практиковалось на Русском фронте Первой мировой. Однако Иванов не желал тем самым ослаблять оборонительную мощь крепости Брест-Литовск – положение дел на Северо-Западном фронте оставалось шатким.
В первый раз русские войска 11-й армии генерала А. Н. Селиванова осадили Перемышль 17 сентября 1914 года. Дело не продлилось и месяца. Последним доводом оставалась тяжёлая осадная артиллерия, а её в распоряжении Селиванова не было. Передислокации орудий под крепость осложняли как непосредственная близость врага, так и слабо развитая в русском тылу сеть железных дорог. Тем не менее, 5 ноября 1914 года началась вторая осада Перемышля.
Гарнизон австро-венгерской цитадели ответил на неё чередой вылазок на исходе кампании 1914 года. Да и брать Перемышль предстояло не артиллеристам, а пехоте. Что же представляла из себя неприятельская крепость? Британский военный корреспондент, находившийся в рядах русских войск, так описывал положение дел.
Годами лучшие австрийские инженеры подготавливали зоны обстрела; австрийская артиллерия знала точное расстояние до каждой точки вокруг крепости. Не было оставлено ни одного прикрытия, которое благоприятствовало бы продвижению противника. По ночам мощные прожекторы исключали всякую возможность неожиданной атаки

В преддверии осады защитники Перемышля возвели новые земляные укрепления, оборудовали 24 опорных пункта, две сотни батарейных позиций. Помимо новых линий окопов суммарной протяжённостью более 50 километров, венгерские инженеры установили 1 миллион кв.м. проволочных заграждений. Войска гарнизона не сидели, сложа руки – весь декабрь 1914 года ими предпринимались попытки деблокировать крепость. Уверенность австро-венгерских солдат в благополучном для Перемышля исходе дела воплотилась даже в проекте памятника его защитникам. Впоследствии отлитые для него модели барельефов оказались русскими трофеями и были отправлены в Ставку…
Начальник австрийского Генштаба генерал Конрад фон Гетцендорф намеревался разорвать кольцо осады извне. Однако осуществлённое им наступление в Карпатах, при нехватке артиллерии и снарядов, провалилось и исчерпало обученные австро-венгерские резервы. Положение русских войск было немногим лучше. Начать бомбардировку фортов Перемышля из крупных калибров удалось начать лишь в начале марта 1915 года. Важным моментом здесь являлась доставка под крепость восьми 11-дюймовых береговых мортир из-под Кронштадта. Руководство начальника ГАУ генерала А. А. Маниковского работами по их установке на осадные лафеты позволило завершить её оперативно. Тяжёлые пушки заговорили. К 13 марта командные высоты в периметре крепости оказались взяты русскими войсками под контроль.
Исход противоборства был предрешён. Несколько дней спустя генерал-квартирмейстер Ставки Ю. Н. Данилов писал Рузскому:
Из Перемышля гарнизон ежедневно тысячами расстреливает бессмысленно снаряды, не причиняя нам потерь и не решаясь больше на вылазки; впечатление таково, как будто противник стремится поскорее расстрелять свои снаряды. Это предположение согласуется с известиями о наступивших затруднениях по продовольствованию гарнизона
Боеприпасов в крепости было вдоволь, но у её защитников иссякали силы для обороны.
18 марта 1915 года войскам гарнизона были выданы продовольственные пайки – в сущности, последние крохи. Комендант Перемышля генерал Герман фон Кусманек сделал ставку на прорыв из окружения. Его приказ по гарнизону завершался словами: «Солдаты! Мы разделили последние наши запасы. Честь нашей страны и каждого из нас запрещает, чтобы мы после той тяжёлой, славной, победоносной борьбы попали во власть неприятеля, как беспомощная толпа. Герои солдаты! Нам нужно пробиться – и мы пробьёмся». Тем же днём Кусманек, возглавив дивизию гонведа, поддержанную ландвером и кавалерийским полком, попытался пробиться к Львову. Эта вылазка провалилась, была отбита и ещё одна день спустя.

В ночь перед запланированной капитуляцией гарнизона большинство артиллерийских орудий в Перемышле было испорчено, форты взорваны. Кавалерийских лошадей неприятеля тоже ждало истребление от рук его же солдат.

В 9 часов утра 9 (22) марта 1915 года Перемышль капитулировал. Без каких-либо условий в плен сдались без малого четыре армейских корпуса: 9 генералов, 2875 офицеров, 113 831 солдат (включая нестроевых). Неожиданно для русских войск выяснилось, что они взяли крепость вдвое меньшей численностью войск.

Поэт Валерий Брюсов, бывший в годы Первой мировой войны военным корреспондентом, писал:
"Все дороги от Перемышля заполнены пленными. Шоссе на десятки верст кажется синим от синеватых австрийских мундиров. Пленные идут большими толпами под конвоем немногих казаков, идут и маленькими группами, идут и одиночками. Никто не делает попытки бежать. В городе также множество австрийских солдат. Эвакуация пленных займёт недели две. Среди сдавшихся – очень много славян: поляков, русин и чехов. Они не скрывают своей радости по поводу сдачи".
Мирное население Перемышля сперва встретило русские войска настороженно и укрылось в домах. Однако вечером того же дня генерал Артамонов гарантировал некомбатантам безопасность. Открылись питательные пункты, началась выдача бесплатного хлеба. Об отношении победителей к местным жителям и условиях содержания пленных офицеров красноречиво говорит следующий факт: вскоре после капитуляции Перемышля по его улицам гуляли дамы под ручку с австрийскими военными.
​Радостная весть о взятии крепости была встречена в действующей армии с ликованием. Сам император Николай II, будучи в Ставке, записал в дневнике:
«После утреннего доклада вернулся к себе и начал письмо Аликс, как вдруг Николаша [Верховный главнокомандующий русской армией великий князь Николай Николаевич-младший, дядя царя] ворвался ко мне и объявил радостную весть о падении Перемышля!»
На радостях император наградил Главковерха орденом Св. Георгия II степени. Когда новость достигла столицы, петроградские улицы заполонили праздничные манифестации, во всех храмах прошли торжественные молебны.
Тогда сложно было предположить, что немногим более месяца спустя на Юго-Западном фронте разразится Горлицкий прорыв. Позиции русских армий будут сметены огненным валом неприятельской артиллерии, начнется «Великое Отступление». В этот кризисный момент времени Перемышль планировали эвакуировать, затем – оборонять. Наконец, сочли не крепостью, а участком укреплённой позиции. Немецкие и австро-венгерские войска 3 июня 1915 года вновь заняли его, возвратив большинство утраченных орудий. Однако успех русского оружия остался в истории Великой войны и аннулирован не был.


Возврат к списку

Написать в редакцию